К юбилею книги: история создания романа «Два капитана»
эмблема
2_kapitana_2

В чем феномен романа, задуманного автором как роман о современнике, живущем в 30-е годы XX века? Благодаря этому удивительному тексту сформировались характеры поколения молодых людей 50-70-х годов. Но позже, в период девальвации всего и вся, в сложнейшие (с точки зрения определения "что такое хорошо, и что такое плохо") 80-90-е годы новые мальчишки и девчонки продолжали если не читать, то с упоением следить за событиями киноповествования о Сане Григорьеве. Дело в точном совпадении фабулы произведения, строя его литературных образов с бесконечной верой в торжество справедливости. Подлость должна быть наказана - вот о чем мечтается мальчишкам и девчонкам, очень рано, к сожалению, встречающимся сейчас с проявлениями предательства, бесчестности в реальной жизни.

К юбилею книги: история создания романа «Два капитана»

История создания романа «Два капитана» В.А.Каверина полна драматизма, романтики и удивительных совпадений.

Смотреть и читать >>>


Экспонат музея: пресс-папье
эмблема
2_kapitana_2
В музее хранится пресс-папье которое принадлежало писателю В.А.Каверину. Он им постоянно пользовался для промокания чернил, так как писал только перьевыми ручками. Пресс украшен резьбой и инкрустацией. Примерно 1950-1960 гг изготовления.
Пресс- папье долгие годы стояло на рабочем столе московской квартиры и было передано в библиотеку дочерью В.А.Каверина на выставку к 85-летию писателя в феврале 1987 года.

Экспонат музея: ручка писателя
эмблема
2_kapitana_2
Авторучка модель 2 «АР-25» завод «Союз» РСФСР. Заправлялась чернилами. Ручка в твердом футляре, снабжена руководством к пользованию, отпечатанным в типографии. 1955 год.
Ручка принадлежала Вениамину Каверину, ею он пользовался в работе над своими произведениями, так как писал только чернилами и шариковыми ручками не пользовался.
Ручку подарила музею романа "Два капитана" Псковской областной детской библиотеки литературный секретарь писателя Лилия Беленькая в феврале- марте 1987 года.

Приезжайте почитать. Роман «Два капитана» станет туристическим брендом Пскова
эмблема
2_kapitana_2
Единственный в России музей одной книги — знаменитого романа «Два капитана» — должен стать туристическим брендом Пскова. В этом уверены жители города. Корреспондент SmartNews побывал в музее и посмотрел, что именно должно привлечь внимание тысяч туристов со всего мира >>>

Роман "Два капитана" в искусстве
эмблема
2_kapitana_2

001

"Норд-Ост" – первый русский мюзикл мирового класса. Это единственный российский спектакль, сравнимый с самыми знаменитыми в мире произведениями в жанре мюзикла: "The Phantom of the Opera", "Cats", "Oliver!", "Les Miserables", "Miss Saigon".

"Норд-Ост" создан по мотивам отечественной классики – роману В.Каверина "Два капитана". Премьера "Норд-Оста" состоялась в Москве 19 октября 2001. Этот мюзикл доказал на собственном примере, что не только на Бродвее, но и в Москве можно играть спектакль ежедневно, каждый раз собирая полные залы.

                                                                        002

 Григорий Шантырь  - опера «Два капитана» 1965 год. 

003

Фильм «Два капитана»
Режиссер: Владимир Венгеров
Год: 1955
Актеры: Александр Михайлов (II), Ольга Заботкина, Анатолий Адоскин, Евгений Лебедев, Борис Беляев, Людмила Безуглая, Борис Аракелов, Эдик Кузнецов, Инна Кондратьева, Леонид Галлис, Бруно Фрейндлих, Татьяна Пельтцер, Елена Максимова, Нина Дробышева, Михаил Ладыгин.

004
Телесериал «Два капитана»
Режиссер: Евгений Карелов
Год: 1976
Актеры: Борис Токарев, Серёжа Кудрявцев, Елена Прудникова, Лена Лобкина, Юрий Богатырёв, Николай Гриценко, Ирина Печерникова, Георгий Куликов, Вера Кузнецова, Зинаида Кириенко, Наталья Егорова, Ира Клименко, Юрий Кузьменков, Саша Пузанков, Владимир Заманский, Михаил Пуговкин, Петр Любешкин, Любовь Соколова, Александр Вигдоров, Лариса Виккел.

Мы этой памяти верны «Псковская правда» 25 июля 1995 года
эмблема
2_kapitana_2

Июльская гроза, обещанная городу самой природой уже с утра в субботу,  началась позже. Позже ровно настолько, чтобы дать случиться этим мгновениям. А уже потом, как будто благословляя свершенное руками людей, пролилась тёплым июльским ливнем.

А минуты те – торжественные и трогательные одновременно – запомнятся многим псковичам, оказавшимся субботним днем в Детском парке на маленькой площади перед областной детской библиотекой. Именно здесь состоялось открытие скульптурной композиции, посвященной героям романа Вениамина Александровича Каверина «Два капитана». Отныне герои из юности многих поколений, запечатленные в бронзе, заняли своё достойное место в чудесном уголке Пскова – города, из которого когда-то и начался их путь: в роман и наши сердца.

 Выступавших у ещё закрытого белым полотном памятника было много – от руководителей городской и областной администрацией до капитанов наших дней, до школьников из школы №1, где когда-то учился сам писатель. А говорили, по сути, все об одном. О том, сколь велико значение романов В.Каверина для многих и многих поколений, и не только российских, читателей. О том, что благородство души, высшее проявление долга, чести и совести присуще не только героям, но и самому писателю.

 Несмотря на свет и торжество минут, стало вдруг тревожно и отчаянно горько – от слов псковского писателя В.Курбатова, сказавшего, что в памятниках литературным героям отражаются, прежде всего, качество нации, ставивших их. И бронзовые образы двух капитанов – это напоминание всем нам о том, что мы могли бы стать, или были – всего лишь краткий миг на протяжении века. Мы теряем присущее нам прежде чувство справедливости, не замечаем, как умирает в наших душах романтизм, уступая место практицизму и звону монет. Что ж, тем более своевременно появление в Пскове двух героев нашего века. Как напоминание, как предупреждение, как стремление…

 Выступил на митинге и один из авторов проекта – санкт-петербургский художник М.Белов. Но особенно трогательно прозвучало для псковичей признание дочери писателя Н.В.Кавериной в том, что Псков всегда был полноправным членом семьи Вениамина Александровича.             

Отдавая дань памяти писателю, его благородным героям-романтикам, опускались к подножию скульптурной композиции алые розы и желтоглазые ромашки.

А потом началась гроза. Впрочем, даже дождь не мог испортить настроения псковичей, ведь впереди их ждал праздник, а значит – и новые встречи.

 Вечером в концертном зале филармонии состоялся театрализованный праздник «Псков и псковичи», посвященный присвоению звания «Почетный гражданин города». Казалось, что филармонический зал едва вместит всех желающих посетить это мероприятие. Ещё до начала в зале уже играл военный духовой оркестр, приветствуя и подходивших жителей Пскова, и гостей областного центра. Сюда же прибыл и мэр Пскова Александр Прокофьев.

 Само же праздничное действо началось под звуки фанфар. Ведущие вечер с каждым выходом на сцену как бы открывали перед собравшимися страницы летописи истории Пскова и области – от святой княгини Ольги до наших дней. Самодеятельные и профессиональные артисты продемонстрировали своё искусство: задушевную песню, зажигательные танцы. Особенно тепло, без сомнения, было встречено выступление ансамбля воинов-десантников «Голубые молнии». Хотя, признаться честно, и каждый артистический номер вызывал, как говорили раньше, нескончаемые аплодисменты. Вместе с артистами выступили и псковские поэты Ларина Федотова и Владимир Половников.

Но вот наступило время кульминации театрализованного праздника – возрождение традиции присвоения звания «Почетный гражданин города». Первым со словами приветствия к псковичам выступил Почетный гражданин Пскова Саркис Оганесович Давтян. Он поздравил собравшихся со светлым праздником – днем освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

В этот вечер плеяда славных имен Почетных граждан Пскова пополнилась новыми именами. Лауреатов звания представил мэр Пскова Александр Прокофьев. Было зачитано постановление администрации областного центра. Почетными гражданами Пскова стали: Сергей Михайлович Павлов, заместитель председателя городского совета ветеранов, участник партизанского движения на Псковщине в годы Великой Отечественной войны, заслуженный работник МВД СССР; Борис Степанович Скобельцын, архитектор, реставратор и художник; Николай Михайлович Мишуков, композитор, заслуженный работник культуры России, руководитель Псковского городского русского хора, заслуженный деятель культуры Карелии; Василий Дмитриевич Белецкий известный российский археолог, кандидат исторических наук.

К сожалению на церемонию вручения ленты почета, диплома и медали по болезни не смогли приехать Борис Скобельцын и Василий Белецкий. Вместо Василия Белецкого знаки отличия «почетного гражданина Пскова» получил его сын Сергей Васильевич. Он зачитал псковичам благодарственное послание отца.

Перед вручением знаков отличия с короткой речью выступил мэр. Пскова Александр Прокофьев. Его выступление явилось своеобразным отчетом перед псковичами о проделанной администрацией областного центра работе. Как подчеркнул Александр Прокофьев, главный итог работы администрации в том, что Псков живет, и не просто живет, но и развивается.

Сам же театрализованный праздник «Псков и псковичи» закончился торжественным концертом в честь новых «Почетных граждан».

А на следующий день, то есть в воскресенье, в Центральной городской библиотеке пскова состоялось открытие фотовыставки Бориса Скобельцына «лики земли Псковской». Программа же праздничных мероприятий, посвященных 51-й годовщине освобождения Пскова от фашистских захватчиков и памяти святой и равноапостольной княгини Ольги Российской включила в себя достаточно много мероприятий. Главные из них прошли на площади Победы, у Вечного огня, у могилы Неизвестного солдата, у памятного знака Псковским партизанам.

В деревне Выбуты Псковского района, на родине княгини Ольги был совершен торжественный молебен. А на следующий день, уже в самом областном центре состоялся крестный ход из храмов города на торжественный молебен к Троицкому собору.

Фотоальбом >>>

Подготовили: Наталья Бобровская, Сергей Панкратов и Анатолий Колосов. 


Памятник героям романа В.А.Каверина «Два Капитана».
эмблема
2_kapitana_2

Дата открытия: 22 июля 1995 года.  Авторы: Андрей Ананьев (фигура Сани Григорьева), Михаил Белов ( фигура капитана Татаринова) >>>


А.А.Михеева  «…Мне будет оказано такое признание…»
/ К истории создания памятника литературным героям романа В.А.Каверина «Два капитана»/.

Среди тысячи памятников, воздвигнутых благородным человечеством в честь лучших своих сынов-героев великих битв, гениев науки и искусства, знаменитых мореплавателей и землепроходцев, покорителей космоса, есть совершенно необычные, которые существовали порой лишь в изображении художника, но тем не менее стали добрыми друзьями миллионов людей. Вы догадались , конечно, - речь идет о памятниках литературным героям. Они имеют огромный патриотический и нравственный смысл. Таким памятником для Пскова стала скульптурная композиция, посвященная литературным героям широко известного романа В.А.Каверина «Два капитана», воздвигнутая перед областной детской библиотекой, носящей имя писателя.

В.А.Каверина уроженец нашего города, и его роман имеет псковскую первооснову. В романе город назван Энском.

В 1984 году, в коллективе библиотеки родилась идея об установлении этого памятника, которую поддержали городские власти. С помощью московского искусствоведа С.В.Ямщикова было направлено в Ленинградский институт им. Репина письмо с просьбой принять участие в создании скульптурной композиции. Бывший ректор института Петр Тимофеевич Фомин, наш земляк, одобрительно отнесся к идее. На скульптурном факультете института был объявлен конкурс, который выиграл в то время пятикурсник Михаил Белов. Позднее к нему присоеденился выпускник этого института Андрей Ананьев, получивший за дипломную работу «Портрет Д.Шостаковича» золотую медаль.

За время работы над памятником «Два капитана» молодые талантливые авторы закончили аспирантуру под научным руководством знаменитого скульптора М.Аникушина.

 Проект памятника «Два капитана» был одобрен Художественным Советом Института им. Репина, градостроительным Советом г.Пскова и преподнесен в дар городу.

 Все это происходило с согласия и одобрения В.А.Каверина. Вот свидетельства из переписки с ним, которая длилась в течении пяти лет до самой кончины писателя:

 «Ваше неожиданное письмо, в котором Вы пишите о возможности поставить скульптуру, посвященную «Двум капитанам», меня очень обрадовало. И, конечно, правильно поручать это выпускнику Московского художественного института. Я более, чем удовлетворен тем, что идею эту поддержали в горисполкоме».                                           

                                                                                                                             17.05.1984 В.Каверин

«Меня очень обрадовало известие о том, что дело с скульптурной группой, связанной с моими «Двумя капитанами» продвигается».

                                                                                                                             16.01.1986 В.Каверин

«Очень хотелось бы увидеть проект «капитанского монумента». Но это, по-видимому, очень трудно и даже невозможно, тем более, что в конце мая я буду в городе Резекне на Тыняновских чтениях. Может быть, кто-нибудь из Пскова приедет на эти привезет мне этот проект, чтобы я на него посмотрел? В конце концов от Пскова до Резекне, кажется, только 4 часа езды? / Чтения будут проходить с 30 мая по 3 июня/ . Но я надеюсь приехать во Псков к 200-летию нашей школы, если здоровье позволит.»

                                                                                                                             22.05.1986 Ваш В.Каверин

В октябре 1986 г. Писатель приезжал на празднование 200 – летнего юбилея своей гимназии / ныне школы №1/. К сожалению, это было его последнее свидание с родным городом. Одна из встреч с псковичами состоялась в областной детской библиотеке. Познакомившись с проектом памятника, на одном из планшетов он написал:

«Мне кажется, что этот проект прекрасно передает содержание и нравственную цель моего романа «Два капитана»

                                                                                                                             26.10.1986 В.Каверин

И в каждом письме было что-то о делах По-поводу памятника.

« Я очень рад, что дела с памятником продвигаются, с нетерпением буду ждать возможности снова повидаться с псковичами, да ещё в те дни, когда мне будет оказано такое признание».                                                                                                                                                                                                       20.05.1987 В.Каверин

«Не могу передать Вам то глубокое чувство признательности, которое испытываю я, думая о том, что моя шестидесятилетняя упорная и, смею сказать, честная работа будет увенчана таким бесценным подарком, как памятник героям моего романа «Два капитана». Быть может, с моей стороны будет слишком смело сказать, что этот памятник будет не только признанием народа, которому мы отдаем свою жизнь, но и тем символом дружбы между тружениками советского искусства, которое является источником подлинного вдохновения»

                                                                                                                             14.01.1988 В.Каверин /Из письма Фомину П.Т. – ректору Санкт – Петербургского института имени Репина/

                В последнем своём письме в Псков, в нашу библиотеку, писатель благодарит за решимость довести дело до конца. / 9.04.1989/. 2 мая 1989 года его, писателя, не стало.

Для нашего города работа над этим литературным памятником стала примером единения, выражением патриотических чувств горожан. Примеров тому множество. Взять хотя бы предприятие «Псковмаш», здесь нет специализированных литейных цехов и оборудования, а специалисты все же взялись выполнить эту работу. У авторов не было скульптурного гипса, выручил Псковский завод художественных изделий (ныне завод «Гончар»). Гипсовые отливки из Санкт – Петербурга / причем бесплатно / вывезли работники объединения «Псковстройтранс».Проект по благоустройству территории выполнен псковской мастерской «Архипроект». Плиты постамента выполнило Санкт – Петербургское предприятие «Базальт». Сами работы по установке памятника и благоустройству вокруг выполнила АО «Реставрационная мастерская». Много работ выполнено на общественных началах, частично финансировали различные организации: Администрация города, «Псковреконструкция», комитет по культуре и туризму областной Администрации, областная детская библиотека им В.А.Каверина. Надо особо сказать, что установка памятника прошла через несколько важных официальных документов: в соответствии с областной программой «Память», «Планом комплексного художественного и монументально – декоративного  оформления г. Пскова 1986-1990 гг.», «Программой подготовки и проведения празднования в Псковской области 50-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В традиционный праздник «День города» 22 июля 1995 года памятник был открыт.

Газета «Новости Пскова» от 25 июля 1995 года в материале «Ещё раз о справедливости» писала: «Свершилось!.. На сей раз, увековечены в бронзе герои романа Вениамина Каверина «Два капитана», чьим появлением автор во многом обязан нашему городу. Наверное, открытие этой скульптурной композиции стало одним из самых искренних мероприятий, проходивших в последнее время в Пскове. Ведь таков и сам роман, не оставляющий его читателям права покривить душой. Для многих поколений псковичей книга легендарного земляка была притягательна тем, что в ней торжествует справедливость и чистые романтические отношения между людьми столь дефицитные в наше время… Вот поэтому долгожданная весть об открытии памятника была принята с таким восторгом, и ещё за долго до официальной церемонии у бывшего дома губернатора собралось море людей»

 Глава Администрации города А.Прокофьев и заместитель главы областной Администрации Ю.Демьяненко торжественно освободили от белоснежного полотна и представили знаменитых Саню Григорьева и капитана Татаринова горожанам. Те приняли их на «УРА», как добрых и хороших знакомых. Среди выступающих был один из авторов проекта М.Белов, писатель В.Курбатов, дочь писателя, доктор медицинских наук, Лауреат Государственной премии России Наталья Вениаминовна Каверина. На открытии были и другие родственники и друзья писателя.

Из «Псковской правды» от 25 июля 1995 года: « Не смотря на свет и торжество минут, стало вдруг тревожно и отчаянно горько – от слов псковского писателя В.Курбатова, сказавшего, что в памятниках литературным героям отражаются, прежде всего, качество нации, ставивших их. И бронзовые образы двух капитанов – это напоминание всем нам о том, что мы могли бы стать, или были – всего лишь краткий миг на протяжении века. Мы теряем присущее нам прежде чувство справедливости, не замечаем, как умирает в наших душах романтизм, уступая место практицизму и звону монет. Что ж, тем более своевременно появление в Пскове двух героев нашего (20) века. Как напоминание, как предупреждение, как стремление…»

Из еженедельника «Новая газета» / 10-16 августа 1995 г./: «Сегодня, во дни всеобщего помешательства на бешеной скачке за рыночной удачей и её лидерами, в которых самих лидеров нередко отстреливают на скаку, даже в этих условиях в жизни остается место для бескорыстия и совести. И будет оставаться всегда. Подтверждением тому – сама история рождения памятника «Двум капитанам». Все, кто участвовал в его создании, делали это практически бескорыстно. Капитан Татаринов и Саня Григорьев – герои на все времена».

Многие средства массовой информации по поводу создания и открытия памятника дали публикации. Был показ по центральному телевиденью. Псковское телевидение сделало специальный видеофильм.       

 Памятник стал жить своей особой интересной жизнью, послужил толчком рождения литературно-патриотического клуба «Два капитана». Но об этом уже в другой раз…                               


Любовь к «Двум капитанам»
эмблема
2_kapitana_2
Оригинал взят у borisakunin в Любовь к «Двум капитанам»

Недавно я участвовал в очередном опросе про десять книжек, которые нужно прочитать в детстве. И, как всегда, включил в этот минимум «Два капитана». По-моему, это единственный выдающийся приключенческий роман, оставшийся нам от всех семидесяти лет советской литературы и всех ста тыщ членов Союза советских писателей.
         В тот же день - так совпало - из издательства «Захаров», куда часто приходит адресованная мне корреспонденция, доставили вот такое письмо:

письмо мал

Сначала я, как и вы, засмеялся на «добрый взгляд в клетчатой рубашке». Потом прочел в японской газете статью про человека, который в немолодом уже возрасте полюбил Россию и решил выучить русский язык. Восемь лет, по чуть-чуть, он переводил толстенный том с языка, которого вначале почти не знал. Боялся, что не хватит жизни. Но ничего, хватило. Японцы – они упорные. Нашлось и издательство.
         К письму прилагалась книжка:

обложка

Не волнуйтесь, перевод вполне точный, я проверил. У Фудзимацу-сан была русская учительница, заразившая ученика любовью к «Двум капитанам». Она следила, чтобы в тексте не было смысловых ошибок.
         И я вспомнил, как в десятилетнем возрасте под нажимом матери взял в руки пузатую растрепанную книжищу, неохотно открыл ее. Меня гораздо больше интересовал другой капитан – Сорви-Голова, а мать говорила, что это  дурацкое чтение. Какой-то у нас там произошел торг. Например, что сначала я читаю Каверина, а потом, так и быть, Буссенара.
         Как же гениально начинается роман! Письмо без адреса, вынутое из сумки мертвого почтальона, приходит в скучный, приземленный мир из совершенно иной реальности, где живут красивые, возвышенные люди, которые занимаются красивыми, возвышенными (пускай непонятными – это еще лучше) делами.
        Тут, собственно, формула всей приключенческой литературы. Каждый раз, когда я, сам став автором приключенческих романов, отходил от этого принципа, книга получалась кислой.
         А лозунг «Бороться и искать, найти и не сдаваться», в котором бесполезно искать рациональное зерно (чему «не сдаваться?») – это, конечно, дзэнский коан. Логики в нем и не должно быть, лишь толчок к обретению сатори.



Жил отважный капитан
эмблема
2_kapitana_2
Исполнилось 110 лет со дня рождения Вениамина Каверина. В нынешнем году предстоит ещё один юбилей: писатель, как и Саня Григорьев, герой «Двух капитанов», летом 42-го впервые приехал в Архангельск. Этому событию посвящена беседа с писателем, оказавшаяся последней.

С конца 1987-го прочно засела у меня в голове идея: от имени «Правды Севера» потревожить расспросами нескольких известных и любимых мною писателей, чьё творчество было в какой-то период связано с Архангельском. Начать хотелось именно с В. Каверина — тем более что наше Северо-Западное издательство буквально перед этим переиздало его роман «Два капитана».

Но, оказавшись в январе 88-го в Москве, узнала, что незадолго до этого 85-летний писатель перенёс инсульт. Ни надеяться на встречу, ни попытаться задать несколько вопросов по раздобытому мной телефону никогда бы не осмелилась, если б его секретарша не сказала, что с корреспонденткой из Архангельска Вениамин Александрович хочет поговорить сам. И вот уже слабый, но бодрый и доброжелательный голос неожиданно приглашает меня в Переделкино.

Каверин приехал в Архангельск 29 июля 42-го, накануне страшных бомбёжек, когда в деревянном нашем городе полыхало то тут, то там. Позже, работая в Полярном, на флагманской базе командующего Северным флотом, Вениамин Александрович, по его словам, приезжал сюда раз двадцать, но тогда - впервые.
Своеобразие, неповторимость Архангельска военной поры... «В городе много американцев, англичан, негров, даже малайцев», — писал Каверин в письме жене. То были моряки с кораблей союзных конвоев.
Его герой, полярный лётчик Саня Григорьев, приехав в «порт Б.» посмотреть, как разгружают иностранные суда с пришедшего конвоя, с удивлением прочёл на борту подошедшего к причалу буксирного катера знакомое название «Лебедин». Саня знает, что именно так назывался пароходик, доставивший друзей и родных капитана Татаринова к его шхуне «Св. Мария» попрощаться перед полярной экспедицией. Задав молодому румяному капитану катера «исторический вопрос», он убеждается, что перед ним - именно тот самый «Лебедин», спущенный на воду в 1907 году и всегда ходивший под этим названием!

Тогда, в январе 88-го, автор «Двух капитанов» рассказал, что это он сам в Архангельске военной поры в порту Бакарица увидел катер, чьё название «Лебедин» что-то ему напомнило... Оказалось, это тот «Лебедин», который в 1912 году переправил жену и друзей Георгия Седова от Соборной пристани к судну «Св. Фока», чтобы попрощаться и пожелать удачи в его намерении достичь Северного полюса.

«Острый запах соснового бора стоял над рекой, мост был разведён, маленький пароходик, огибая бесконечные плоты, возил народ к пристани от пролёта... Это была Соломбала, и я нашёл дом, в котором жил капитан Татаринов летом 1913 года, когда снаряжалась «Св. Мария»...

Военкор «Известий» Каверин, так же как и герой его книги Саня Григорьев, нашёл в Соломбале, на набережной, деревянный двухэтажный дом, где в 1912 году останавливался на время подготовки экспедиции к Северному полюсу старший лейтенант флота Седов. Жилые помещения располагались наверху, сюда и привёз Георгий Яковлевич из Петербурга свою жену Веру Валериановну; внизу же размещали экспедиционное снаряжение и припасы. (Дом этот, одну из исторических достопримечательностей Архангельска, снесли где-то в 70-х, когда расширяли территорию под строительство машиностроительного завода.)

Так же как и его герой Саня Григорьев, Каверин разыскал на Соломбальском кладбище могилу другого великого полярного исследователя и долго стоял, изучая старинную надпись на скромном памятнике: «Корпуса штурманов подпоручик и кавалер Пётр Кузьмич Пахтусов. Умер в 1835 году, ноября 7 дня. От роду 36 лет. От понесённых в походах трудов ид... о...» (предполагается — «от домашних огорчений»).
В Архангельск «ехал прекрасно в международном вагоне, с Ю. Германом и Н.А. Ториком». Писатель Юрий Герман все четыре года войны был военным корреспондентом ТАСС на Северном флоте. Николай

Антонович Торик — начальник политуправления Северного флота, дружеские отношения с ним Каверин сохранил и после войны на долгие годы.
«Собираюсь как-нибудь с Германом в Интерклуб - наверно, это забавно...» Собрался — а потом бывал не раз и в помещении Архангельского клуба водников на набережной около Поморской, и в интерклубе Молотовска, нынешнего Северодвинска... Через 46 лет Вениамин Александрович говорил во время нашей с ним встречи, что вечера в Интерклубе запомнились ему очень живо своей атмосферой. Случалось, в дружеское веселье врывалась пронзительная сирена воздушной тревоги. «Любопытно было наблюдать, как ведут себя, как реагируют на бомбёжку представители разных народов. Глубоко равнодушны с виду были китайцы. Шотландцы нервничали, но, в общем, вели себя нормально, достойно...»
«Я живу, можно сказать, на даче, которую Таня Герман сняла для меня напротив своего дома... Под окнами гуляют куры, под столом у меня спит собака Джек, и у меня такое чувство, что я приехал, чтобы снять дачку, как бывало на Сиверской...» А между тем он находился почти в центре города.

В процитированном письме из Архангельска Каверин писал жене, что он получил карточку на два обеда в профессорской столовой, что «совершенно сыт и даже слишком». В действительности всё было далеко не так. В комментарии к письму он пояснял: «Дело в том, что в «Известиях» меня не снабдили аттестатом, так что в Архангельске я оказался на бобах. В профессорской столовой кормили чайками - ничего отвратительнее я никогда не ел. На вкус — тухлая рыба, смешанная с тухлым яичным белком». Вениамин Александрович оберегал жену от таких подробностей.
Каверин до приезда в Архангельск голодал, как все ленинградцы, за полгода войны похудел почти на двадцать килограммов. Но в Архангельске 42-го было немногим лучше. Здесь тоже умирали от голода, в столовых варили щи из одних тёмно-зелёных капустных листьев, а детям на новогодние ёлки 43-го в Доме Красной армии невероятным лакомством казался праздничный подарок — половина круглой булочки из настоящей муки!
Вскоре «Известия» послали военкора Каверина в Полярное, на флагманскую базу командующего Северным флотом. Оттуда он сообщал жене, что «здесь кормят отлично». Теперь приходилось скрывать, что ему часто случается летать на «амбарчике» (ближнем морском разведчике) — «самолёте, отнюдь не приспособленном к тому, чтобы, кроме пилота, в них летали военкоры...». Что он бывает и на морских катерах, где к смерти относятся как к естественной и неизбежной особенности жизни человека на войне.

Каверин, бывая в Полярном, Ваеньге, Мурманске, почти ежедневно писал статьи, очерки, корреспонденции, рассказы для своей газеты — и в то же время собирал материал, обдумывал и работал над новыми главами второго тома «Двух капитанов».

В том же 43-м погиб старший лейтенант Клебанов, талантливый лётчик, умный, мужественный, целеустремлённый человек (и красавец). Как потом не раз будет вспоминать Вениамин Александрович, именно Клебанов оказал ему неоценимую помощь в изучении особенностей лётного дела в условиях Крайнего Севера. Каверин вспоминал потом: «Писателю редко удаётся встретить своего героя в его вещественном воплощении, но первая же наша встреча показала мне, что его биография, его надежды, его скромность и мужество в полной мере укладываются в тот образ, каким я представлял себе в дальнейшем (во втором томе) моего героя Саню Григорьева...»
В январе 88-го Вениамин Александрович с горечью вспоминал: «Клебанов погиб очень грустно и обидно: при аэрофотосъёмке вражеского объекта, разбомблённого им накануне. Его нашли и похоронили партизаны».
Найти следы полярной экспедиции капитана Татаринова, пропавшей много лет назад, разгадать тайну её исчезновения — мечта и цель всей жизни другого капитана, полярного лётчика Сани Григорьева... Однажды, ещё в юности, я перечитала в «Двух капитанах» записи из дневника штурмана Климова, одного из двух оставшихся в живых участников экспедиции Татаринова. И вдруг поняла: мне всё это было знакомо раньше.
И вспомнила: в детстве попал мне в руки с отцовского стола дневник какого-то штурмана, скромно изданный отдельной тоненькой книжечкой. Фамилию штурмана я тогда вспомнить не смогла. Но позднее прочла у Каверина в «Очерке работы», что дневник, приведённый в «Двух капитанах», полностью основан на дневнике штурмана Альбанова, одного из двух оставшихся в живых участников трагической экспедиции Брусилова. Что для своего «старшего капитана», Ивана Львовича Татаринова, он воспользовался историей двух отважных завоевателей Арктики. У одного взял мужественный характер, чистоту помыслов, ясность цели — это Георгий Яковлевич Седов. У другого — фантастическую историю его путешествия: это Георгий Львович Брусилов. Внешний вид татариновской шхуны «Св. Мария», её дрейф во льдах точно повторяют брусиловскую «Св. Анну».

Позднее, когда мне удалось найти и прочесть книгу В.Ю. Визе «История исследования Советской Арктики», смогла предположить, что и дневник штурмана Альбанова тоже был опубликован здесь.
«Известный учёный-полярник В.» не раз упомянут на страницах «Двух капитанов»; напомню, что Каверин консультировался с Владимиром Юльевичем Визе, работая над арктическими главами книги. «Старый художник П., друг и спутник Седова» - это Николай Васильевич Пинегин. В конце 30-х годов Вениамин Александрович разыскал его в Ленинграде, узнал от него много нового о седовской экспедиции и о самом Георгии Яковлевиче; даже последний рапорт капитана Татаринова был написан под непосредственным руководством Пинегина.

Оба они - и Визе, и Пинегин — были в 1914 году в числе тех участников экспедиции Седова, которые после его кончины возвращались на «Св. Фоке» в Архангельск. И, подойдя к мысу Флора Земли Франца-Иосифа, обнаружили там двух оставшихся в живых участников брусиловской экспедиции на «Св. Анне». Штурман Альбанов и матрос Конрад после трёх месяцев мучительных скитаний по плавучим льдам и островам архипелага были доставлены в Архангельск. Так в жизни, но уже после гибели их вдохновителей — Г.Я. Седова и Г.Л. Брусилова — пересеклись пути участников двух известных полярных экспедиций.
  Лидия МЕЛЬНИЦКАЯ  

Литературная газета, 16-22 мая 2012 (6369), стр. 5

Бесценный автограф Каверина
эмблема
2_kapitana_2

?

Log in